СМИ: Одесская милиция не расследовала обстоятельства смерти киевского журналиста

СМИ: Одесская милиция не расследовала обстоятельства смерти киевского журналиста

Коллеги Евгения Дикого не верят, что он покончил с собой. Фото - news.liga.net.

Выяснив подробности смерти в Одессе киевского журналиста Евгения Дикого, редакция ЛIГАБiзнесIнформ обвинила местных правоохранителей в имитации расследования.

Напомним, мужчину обнаружили 30 января на пляже "Аркадия". При нем было все – документы, деньги и телефон. Видимых повреждений на теле не было.

По данным судмедэксперта, причина смерти "погружение в воду и утопление, намерение, которого не определено".

Как пишут киевские журналисты, накануне 29 января Женя сказал, что намерен отправиться в Одессу. Редакционного задания, связанного с одесской тематикой, у него не было. По словам друзей, он просто очень любил Одессу. В эту поездку Женя собирался встретиться с девушкой, с которой познакомился "ВКонтакте". 

Погибший журналист собирался вернуться в Киев, - в этом уверяет его сотрудник, с которым он заранее поменялся сменами. 

Из автобуса Евгений Дикий позвонил маме, Лидии Сергеевне, сказал, что едет в Одессу и попросил телефонный номер двоюродного дядя – одессита. 

Журналист прибыл в Одессу около часа ночи и решил скоротать ночь прогулкой по пляжу. В районе 2 часов ночи он набрал номер телефона друга и сказал, что на море, на море шторм, настроение у него хорошее, он пройдется и поедет к дяде. 

Около трех часов ночи Женя набрал номер мамы - сообщил, что звонит, гуляя у моря, что он на пирсе, шторм и холодно. Сказал, что у него сорвало с головы кепку.

"Слышалось, как будто он перекладывал телефон из одной руки в другую. Или это он наклонялся за своей кепкой и хотел ее достать. И сказал, что надо сделать какой-то шаг - не то за кепкой, не то отступить от волны. Я ничего не поняла, так как на этом связь с ним прервалась", - написала Лидия Сергеевна в показаниях следователю.

Ничего, указывающего на то, что Женя собирается сделать шаг в море, в его интонации не было - об этом мама рассказала коллегам мужчины совершенно определенно. Ей было страшно и непонятно, что он делает ночью на каком-то пляже в чужом городе. А еще остался без ответа ее вопрос, один ли он там или с ним есть кто-то еще.
Первоисточником версии "суицида" стала милиция, которая рассматривала его как одну из версий гибели.

Один из правоохранителей сообщил киевским журналистам, что в Одессе сама попытка забраться в шторм на обледеневший пирс по умолчанию расценивается как попытка самоубийства. 

В пятницу, 10 февраля, в городском УВД Одессы сообщили, что в возбуждении уголовного дела отказано - "на основании отсутствия события преступления".

Какие выводы следователь зафиксировал в документе: либо это несчастный случай, либо причина смерти - все-таки самоубийство.

"Независимо от того, что написано в "отказном" решении, можно констатировать следующее. Очевидных мотивов для самоубийства, причем в другом городе, у Евгения не было, предсмертная записка (ни в одежде, ни в квартире, ни на работе, ни в его аккаунтах в соцсетях) не найдена", - пишет издание.

Исходя из вышесказанного, журналисты пришли к выводу, что милиция скорее имитировала расследование, выдерживая сроки, которые позволяют отказать в возбуждении уголовного дела. 

Ведь сотрудники МВД и не пытались выяснить обстоятельства, в силу которых Евгений оказался в Одессе, никто не разговаривал с друзьями и знакомыми, с которыми Женя он виделся и общался в последние часы своей жизни. Никто не звонил девушке, к которой приехал журналист. 

"Коль работа следствия не была выполнена, то можно ли на сто процентов быть уверенными в том, что Евгению не помогло погибнуть некое неустановленное лицо (или лица)?" - подытоживают журналисты.