Никита Михалков рассказал киевлянам, как его били за фамилию

Никита Михалков рассказал киевлянам, как его били за фамилию

Михалков посетил Киев. Фото Максима Люкова
Автор: Екатерина КАМЕНСКАЯ

 

В украинскую столицу Никита Сергеевич пожаловал для того, чтобы провести две встречи с поклонниками. Те, кто пришел, действительно, могли свободно пообщаться с режиссером и задать любые вопросы. Даже на самые неудобные из них Михалков отвечал со свойственным ему юмором. В Украине режиссер сильно простыл, поэтому программу первого дня: пресс-конференцию, ужин в ресторане и игру в теннис в одном из клубов Киева, пришлось отменить. Простуженный Михалков до самого выхода на сцену отсиживался в отеле и пил чай с медом.

О ФИЛЬМЕ "УТОМЛЕННЫЕ СОЛНЦЕМ-2. ПРЕДСТОЯНИЕ"

– Мы хотели сделать мощную картину,  которую, мне кажется, заслуживает наша страна. Я вас уверяю, это - долгоиграющий фильм. Я ни в коем случае не оправдываюсь, но хочу чтобы вы понимали. "Предстояние" – это метафизика  разрушения. А "Цитадель" – метафизика созидания и рассматривать эти картины нужно только вместе.

Вот пишут, что картина провалилась. Какой провал? В Каннах нас зал 20 минут не выпускал – аплодировал.

О ПРИВИЛЕГИЯХ

– Все обрадовались, что у меня, мол, забрали мигалки (на днях российская Генпрокуратура постановила снять с машины режиссера проблесковый маячок, который ему, как председателю Общественного совета при Минобороны РФ, предоставило военное ведомство). И что дальше? Мне непонятен ажиотаж вокруг этого.  Ну, перестану я вставать в пять утра, чтобы успеть сделать все запланированное, ну, стану меньше успевать. Я вообще пенсионер! Сел да уехал на охоту. Подумаешь… Представляю ли я себе жизнь пенсионера? Да, очень хорошо!

 

Михалков: "Я вообще пенсионер!" Фото: Максим Люков

ОБ ОТЦЕ

– Как-то мы с отцом ехали в машине, и я раскритиковал его стихи, мол, не такие уж они и гениальные. Мол, ну что это такое: "А у Тома, а у Тома ребятишки плачут дома"? Он остановил автомобиль, приказал мне из него убираться со словами: "Эти стихи тебя кормят! Тогда иди пешком". И я 36 километров ковылял до дачи. Сначала злился, потом плакал, потом думал. 

В четвертом классе меня одноклассники били за фамилию. Я как-то опоздал в школу и объяснил учительнице, что у нас был в гостях Рихтер, который всю ночь так тарабанил на рояле, что я не мог заснуть. Весь класс после этого стал на меня смотреть косо. Чтобы меня перестали шпынять, позже я наврал, что Михалковы – не мои родные, я подкидыш и нашли меня в развалинах. Учительница поверила,  позвонила моим родителям и извинялась – мы же не знали. Дальше я помню отцовскую затрещину и то, как пролетал мимо стеллажей библиотеки, а перед глазами мелькали корешки – Толстой, Чехов…

О ДЕТЯХ

– Мои дочери просят советов в вопросах, на которые мне неловко отвечать. Мне даже не хочется об этом говорить. Но они приходят, потому что точно знают, что в том разговоре не будет родительского самоутверждения. Я никогда им ничего не запрещал, но стрежень семьи настолько глубок в них, что мне достаточно сказать: делай как хочешь, только помни, как тебя зовут и кто твои предки. Могу сказать точно, что при всех недостатках, мои дети – нормальные русские достойные люди. 

О БРАКЕ НАДИ С РЕЖИССЕРОМ РЕЗО ГИГИНИЕШВИЛИ

– Все пишут о том, что я был против. Но я никогда ничего своим детям не запрещал. Надя – очень мощный и цельный человек, который действительно строит свою жизнь. То, что ей и Резо хорошо вместе – меня это устраивает, я рад.  А больше мне ничего и не надо. Кстати, вот тут подумал – поскреби любого моего внука – увидишь кавказца. Аня замужем за черкесом, Надя – за грузином.

По материалам "Комсомольской правды в Украине"