Рассматриваем изнутри: как устроен медпункт на Майдане

Рассматриваем изнутри: как устроен медпункт на Майдане

Кроме государственных скорых, которые дежурят в центре, в окрестностях Майдана расположено 8 медпунктов.

Самые крупные - в Доме профсоюзов и Институте украинского языка. Они устроены по принципу полевого госпиталя. 

Во фрилансеры идут обычные врачи

Медицинскую помощь на Майдане большей частью курирует Красный Крест. Врачей видно сразу - у них одинаковая красная форма. Медики Красного креста очень хорошо экипированы. У них есть носилки, ящики со всеми нужными медикаментами.

Но кроме них на Майдане хватает так называемых фрилансеров-волонтеров. Все они медики с высшим медицинским образованием. Их отличие в том, что такие врачи дежурят не на одном и том же месте, а попеременно там, где они нужны.

Чтобы записаться в ряды медиков-волонтеров, нужно пройти "отбор". Подойти в медпункт, зарегистрироваться, без высшего профильного образования туда не берут. Фрилансеры сами наклеивают красный крест на белую одежду и на свои каски. 

Как помогали во время жестких столкновений

Если есть раненый, его с передовой забирают в медпункт поэтапно. Если нужно - несут на носилках. Потом в ближайшем медпункте оказывают первую помощь. Перевязывают, обрабатывают рану, останавливают кровь. После этого, если требуется дальнейшая помощь, человека увозят на скорой или переводят в так называемый полевой госпиталь, где есть места. Для этого все обустроено в Доме профсоюзов. Так было, когда на Грушевского были самые жесткие противостояния. 

Сейчас, когда обстановка спокойная, люди продолжают обращаться к врачам. В округе ходят мобильные бригады Евромайдана - такие волонтеры постоянно разносят митингующим таблетки, капли для носа, обезболивающие.

Мобильные бригады Майдана. Фото Vgorode

Что внутри: медпункт в Доме профсоюзов

В Доме профсоюзов первую помощь оказывают на первом этаже, а профессиональные врачи дежурят на третьем. Кроме того, на третьем этаже коробками завозят медикаменты, сортируют и раскладывают по категориям.

Дом профсоюзов давно используют "не по назначению". Фото Vgorode

На входе в медпункт охранник выдает всем одноразовые маски, без них передвигаться по залам запрещено. Кстати, сейчас в медпункты не пропускают тех, кто хочет просто поглазеть. Охрана из отрядов самообороны очень усилилась. 

Менять маски рекомендуют каждые три часа. Фото Vgorode

Подобными объявлениями в медпункте завешаны все стены. Фото Vgorode

В холле - большие запасы медикаментов, их сортируют добровольцы. Волонтеры работают посменно. Многие приезжают из других городов на несколько дней, пока могут отпроситься с работы, работают без перерыва и снова уезжают.

Запасы медикаментов. Фото Vgorode

Волонтеры в Доме профсоюзов. Фото Vgorode

Есть запасы молока для отравившихся газом. Фото Vgorode

Дальше вглубь находятся палаты и ведут прием медики: туда прессу и посторонних не пускают. Больные лежат даже в коридоре, мест не хватает. В медицинском центре есть ЛОР-отделение, офтальмолог, психолог, хирург. 

Объявление на входе гласит о том, что мест больше нет. Фото Vgorode

- Многим нужна помощь психолога, также сейчас из-за морозов часто приходят люди с признаками обморожения, кашлем, - рассказывает координатор медпункта.

Хирург-волонтер: "Жена готовит чай в термосе, а 7-летняя дочка молится за меня"

Vgorode побеседовал с одним из тех, кто бескорыстно оказывает митингующим медицинскую помощь. 

Александр работает хирургом в одной из городских больниц, а на Майдане самостоятельно помогает митингующим в качестве медика-фрилансера. Дежурит через сутки ночью. Его отец, также хирург, и родной брат тоже волонтерствуют на Майдане.

Александр - один из многих волонтеров. Фото Vgorode

- Наши женщины в семье поддерживают нас морально, готовят нам покушать, горячий чай в термосе. Полностью нас во всем поддерживают. Моя семилетняя дочка тоже знает, где я нахожусь и в общих чертах представляет себе, что происходит. Я от нее не скрываю этого, и она за меня молится. Я чередуюсь с друзьями, чтобы каждую ночь кто-то из нас там был. Приезжаю обычно туда к полуночи, нахожусь там всю ночь, затем еду домой, переодеваюсь и еду на работу, - рассказывает Александр. 

В горячее время работал на передовой

В первые дни, когда то с одной, то с другой стороны постоянно летели коктейли Молотова и светошумовые гранаты, он работал на передовой. Подхватывал раненого, оттаскивал его на безопасное расстояние, а там уже "передавал эстафету" другим медикам и волонтерам:

- В первый же вечер я был в противогазе, поэтому мог спокойно быть там, где концентрация газа была самой большой. Я решил: зачем сидеть в медпункте и ждать, пока поступят пострадавшие, если можно помогать им на месте? Взрывы не прекращались, поэтому ранения случались очень часто. Кроме того, люди задыхались от газа, у всех были поражены слизистые оболочки глаз. Приходилось выводить под руки, потому что люди были оглушены. Многие добровольцы помогали, передавали человека из рук в руки и дальше медикам. 

Вот таких добровольцев можно встретить в Доме профсоюзов. Фото Vgorode

 

 "Когда горел ВВшник, он попал прежде всего к медикам на нашей стороне и ему оказали помощь"

Александр не принимает участие в каких-либо активных боевых действиях, потому что придерживается более пацифистического настроения.

- Я все-таки врач и готов оказывать помощь как пострадавшим с одной стороны, так и с другой. Мне жаль в том числе и ребят внутренних войск, им психологически очень тяжело. С ними работают психологи, им не разрешают звонить родственникам. Эти ребята страдают не меньше тех, кто отстаивает свои права. И если бы моя помощь потребовалась кому-либо из них, я бы не задумывался перед тем, как ее оказать. Хотя пока таких случаев не было. Кстати, когда горел ВВшник, он попал прежде всего к медикам на нашей стороне и ему оказали помощь, - говорит хирург. 

По словам Александра, самые частые травмы за время столкновений - химические ожоги глаз, ранения глаз осколками. Разрыв барабанных перепонок, контузия. Много пулевых ранений от травматического оружия. 

"Могу и снег убрать, без дела не стою"

Сейчас, когда между силовиками и митингующими перемирие, он все равно дежурит там по ночам.

- Я всегда  в той точке, где есть в этом потребность. Обхожу Майдан, Грушевского, иду к Украинскому дому. Если не нужна моя помощь как врача, могу и снег убрать, без дела не стою. Когда в последние ночи было спокойно, обращались к медикам с травмами, не связанными с противостояниями. Кто-то подскользнулся, упал, поранился стеклом. Бросается в глаза, что на Майдане очень много женщин, в том числе пожилых. Однажды ночью увидел женщину лет 70: она стояла с транспорантом с призывом прекратить насилие, потому что это противоречит религии. Многие из митингующих знают хорошо как украинский, так и русский язык. Если с ними начинаешь говорить на русском, они тоже переходят на русский и наоборот. 

Перед медпунктом на Грушевского, 4. Фото Vgorode

Музыку включают, чтобы народ не мерз

На Майдане часто включают веселую музыку, создается впечатление, что ты на дискотеке. Александр объясняет: это делается специально, чтобы "расшевелить" митингующих, главное для них в такой мороз - не стоять на месте. 

- Несмотря на очень низкую температуру, многие не чувствуют холода из-за того, что выделяется адреналин. Я это знаю по себе. И очень кстати  приходится горячий чай и бутерброды, которые постоянно разносят женщины-волонтеры, - делится хирург.

Как правило, сейчас на Майдан все закупают сами желающие помочь, а не просто сдают деньги. Люди подходят к любому пункту, спрашивают, чего на данный момент нет, покупают, скажем, чай или дрова и сразу же отдают. Поэтому какого-то явного дефицита продуктов или медикаментов нет, запасы постоянно пополняются. 

Здесь находятся медпункты