О чем поведает старинная киевская застройка, помимо архитектуры?

О чем поведает старинная киевская застройка, помимо архитектуры?

Так выглядел старый дом на улице Дмитриевской (бывшая Менжинского)

Если поглубже копнуть "биографию" чуть ли не каждого почтенного здания, можно обнаружить не один любопытный исторический сюжет.

МОДЕРН НА БЫВШЕЙ ОКРАИНЕ

 Когда-то Дмитриевская (в советское время носившая имя чекиста Менжинского) представляла собой окраинную улочку. Но со временем здесь появились многоэтажные дома.

 Владелица здания, Ида Марковна Штейн, в начале прошлого века приобрела под застройку на этой улице участок № 37. Ее муж-немец, Вильгельм Штейн, был инженером-строителем и сам руководил возведением четырехэтажного дома для жены в модном тогда стиле модерн. Это было доходное строение, предназначенное для сдачи помещений в аренду. На каждом этаже (кроме нижнего) были устроены по две квартиры на четыре-пять комнат.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Непонятные улицы Печерского района - в честь кого они названы

 Верхняя часть фасада - так называемый фриз - имеет оригинальное украшение: барельефы на темы виноделия. Быть может, в них заключался намек на характер заведения в подвальном помещении. Ведь там находились ресторация и бильярдная. В 1910-е годы на первом этаже этого же дома Штейны открыли "синематограф" (кинотеатр) под курьезным названием "Гном".

Некоторые подробности о доме № 37 можно прочесть в машинописных воспоминаниях старожила дома, юриста Владимира Киричека. Там перечислены квартиросъемщики разных лет - почтенные дворяне и рабочие, педагоги и советские чиновники... Среди них упомянут житель одной из квартир на третьем этаже Иван Иванович Соловьев, в прошлом офицер, служивший в 46-м пехотном Днепровском полку. Он также отлично музицировал и, выйдя в отставку, посвятил себя театру - стал актером и капельмейстером антрепризных трупп.

 С Днепровским полком связана биография знаменитого писателя Александра Куприна. По утверждению Владимира Киричека, Куприн дружил со своим однополчанином Соловьевым и даже изобразил приятеля в самом первом опубликованном рассказе "Последний дебют".

 Навещая старого друга в квартире на Дмитриевской, 37, Куприн познакомился и с домовладелицей. По одной из версий, Ида Марковна будто бы когда-то содержала "веселое заведение" на окраинной Ямской улице, и именно она стала прототипом Анны Марковны - хозяйки публичного дома в повести Куприна "Яма"! 

ДЕТСТВО ДИССИДЕНТА

18-летний Лев Копелев (фото 1930 года) Фото: kp.ua

В книге воспоминаний "И сотворил себе кумира..." Лев Зиновьевич рассказывал, как в напряженные дни переворотов и дальнобойных обстрелов его родители и соседи, подобно семье Турбиных Булгакова, занимали себя карточной игрой или музицировали. Но если снаряды ложились чересчур близко, мать кричала: "Уведите детей в ванную!"

 Вспоминал Копелев и домохозяйку: "Она оставила себе одну комнату. Я слышал, как мама говорила о ней: "Специально уплотнилась евреями, чтобы красные не национализировали".

ПО ТЕМЕ: Истории названий киевских станций метро

 В непростые осенние месяцы 1919-го, когда в Киев пришли деникинцы и Копелевым грозил погром, их семья перебралась в другую квартиру, на Рейтарскую. Что же касается Иды Марковны Штейн, то она вскоре овдовела; после окончательного прихода советской власти дом у нее отобрали, но дали ей комнатку для жилья. Там она бедствовала и скончалась в голодном 1933 году. А здание по Дмитриевской, 37, благополучно уцелело до нынешнего времени. На первом этаже менялись вывески: кинотеатра там давно уже нет; долгое время в доме размещалась булочная, теперь - отделение банка. Но в подвале, как встарь, действует ресторанчик. 

Дом на улице Менжинского, 37. Фото 1980-х годов. С тех пор почти не изменился. Только улицу переименовали на Дмитриевскую. Фото: kp.ua

Михаил Кальницкий, "Комсомольская правда в Украине"