Как черные риелторы охотятся за квартирами: входят в доверие, а потом умертвляют хозяев

Как черные риелторы охотятся за квартирами: входят в доверие, а потом умертвляют хозяев

Ирина у двери квартиры своего отца. Фото kp.ua

Звонок прозвучал как гром среди ясного неба: "Ваш отец вчера умер, завтра в девять утра кремация. Приглашаем. Я - его опекун, и квартира теперь моя". Пока Ирина приходила в себя, незнакомка повесила трубку.

С того дня скоро исполнится год, но в уголовном деле фактически нет подвижек. Хотя в нем присутствует все: загадочная смерть, фальсификация документов, обман, воровство и неприкрытая наглость людей, которые чувствуют себя безнаказанными. Все действующие лица этой шокирующей истории известны, но в материалах следствия -  ни одного обвиняемого.

"ПАПУ В КВАРТИРЕ МЫ НЕ НАШЛИ. С НИМ ПРОПАЛИ ДЕНЬГИ И ДОКУМЕНТЫ" 

74-летний Серго Маглеваный жил затворником много лет. Из квартиры выходил только с дочерью или ее мужем, да и то требовал, чтобы возили на машине. Много лет назад он пережил аварийную посадку самолета, что сказалось на душевном здоровье. В 1974 году мужчину поставили на психиатрический учет. 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Квартирная афера в Киеве – как обманывают столичных ветеранов?

"Мы купили отцу квартиру на улице Белорусской, 36, в центре Киева - она рядом с нашим домом", - говорит киевлянка Ирина Петриченко.

"Раза три в неделю навещали его, приносили еду, меняли вещи, регулярно созванивались. Он был очень осторожен и никому не доверял. Я даже представить не могла, что в его жизни могут появиться чужие люди.  Встревожилась, только когда на кухне появились новая плита. Отец похвалился, что его навестил депутат райсовета - некто Гуйко (фамилия изменена), привез плиту и обещал отсудить 16 000 гривен, которые ему недоплатили как  ребенку войны. Я предупреждала папу, что не нужно этим заниматься, что и плита эта - не к добру. Но характер у него был очень сложный, папе польстило внимание "представителя власти", и он не стал меня слушать". 

Последний раз Ирина разговаривала с отцом по телефону 12 сентября прошлого года.  

...Серго Маглеваного. Войти в эту дверь она не имеет права. Фото: Личный архив Ирины

"15 числа мы пришли к нему. Страшно передать словами, что увидели. Отца в квартире не оказалось, с кровати, где он всегда лежал, исчезли простынь и подушка, зато появился новый матрас. Вещи в комнате были разбросаны. Пропали боевые награды моего деда и прадеда, которые отец бережно хранил, в частности серебряный Георгиевский крест. И еще пропали деньги - всю пенсию отца я по его желанию переводила в доллары, он переписывал купюры и складывал. Шкафчик, где папа хранил документы, был открыт. Никаких бумаг там не оказалось. Зато на полу стояли бутылки из-под минералки, которую папа не пил, и лежали надкушенные бутерброды. Еще я нашла в квартире шприцы и ампулы. А отец никогда не делал уколов, потому что панически их боялся. Я бросилась звонить в милицию".

МОРГ ПРИНЯЛ ТЕЛО "НА ХРАНЕНИЕ", А ЗАГС ВЫДАЛ СПРАВКУ ЗА ДВА ЧАСА ДО НАЧАЛА РАБОТЫ

Сотрудники Шевченковского райуправления приехали на вызов, задокументировали увиденное, но заявили, что уголовное дело возбуждать не будут. И хозяина искать тоже не будут как минимум три дня.  Таковы, дескать, правила - вдруг он просто ушел и скоро сам вернется.  

"Сколько я ни рассказывала об особенностях отца, меня не слышали. Пришлось возвращаться домой. Я сразу же позвонила своему адвокату. А около десяти вечера раздался звонок, который поверг меня в шок. Женщина, представившись Светланой, сообщила, что отец вчера, то есть 14 числа, умер. Она - его опекун, опеку предоставила фирма "Турбота". И теперь квартира отходит ей, так как был  заключен договор пожизненного содержания. Еще Светлана пригласила меня на кремацию, которая должна была состояться завтра. Я тут же снова позвонила в милицию, но мне заявили, что Серго Маглеваный в умерших не числится". 

"В ночь на 16 сентября мы срочно отправили телеграммы в Генпрокуратуру и Министерство внутренних дел, - говорит адвокат Анна Боряк. "Так называемую опекуншу, ее мужа и водителя милиция задержала в 7:15 утра. Притом что загсы начинают работу в 9:00, на руках у Светланы уже (!) была справка о смерти Серго Маглеваного, которую выдают для похорон".

С этого началась цепь невероятностей. Тело пенсионера, коренного киевлянина, почему-то оказалось в Киевской областной больнице. Через месяц Ирина получит от главврача письмо (копия есть в распоряжении редакции), где сказано, что "тело было доставлено с квартиры на улице Белорусской и принято на хранение согласно акту о смерти".

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Квартирные аферисты "развели" две тысячи киевлян на 20 миллионов

Хотя ни скорую, ни машину для перевозки трупов на Белорусскую не вызывали. Соседи рассказывают, что к дому №36 подъехал обычный микроавтобус, входную дверь прикрыли матрасом - тем самым, который оставили потом в квартире,  и вынесли старика завернутым в его же простыню. Был он тогда жив или мертв, никто уже не узнает. 

"Почему-то никого не поразило, что морги стали принимать  мертвых от частных лиц. Так ведь и бандиты кого угодно могут сдать "на хранение", - говорит Ирина.

За это время написаны десятки бумаг по все инстанции, но дело практически не тронулось с места.

АКТ О СМЕРТИ ВЫПИСАЛ ВРАЧ, КОТОРЫЙ ДАЖЕ НЕ ВЫХОДИЛ НА ДЕЖУРСТВО

Дальше - больше. Под актом о смерти стояла подпись доктора из неотложной помощи Святошинского района, хотя Маглеваный жил в Шевченковском. Уже подтвержден факт, что 14 сентября, когда пенсионер загадочно скончался, тот самый доктор даже не выходил на дежурство.

"У меня была очная ставка с этим врачом", - вспоминает Ирина. "Он пытался утверждать, что наблюдал моего отца по его просьбе.  Но мне путем  встречных вопросов удалось доказать, что в квартире папы он не был  ни разу и его самого не видел". 

Новоявленную опекуншу и ее свиту в райотделе продержали не больше суток. Светлана, оказавшаяся уроженкой Крыма, потрясала договором пожизненного содержания, который был составлен, оказывается, еще в мае!

Она утверждала, что ухаживала за стариком, которого "бросила дочь", и кричала, что за такую возможность заплатила "Турботе" 25 тысяч долларов. Нотариус, заверившая договор, утверждала, что Серго Маглеваный пришел в ее контору сам и добровольно все подписал. Последний шокирующий документ - это справка из столичной психиатрической клиники № 2 о том, что 74-летний пенсионер может… работать охранником, то есть психически здоров! Врачей не смутило, что престарелый кандидат в секьюрити около 40 лет находится на учете у коллег - в 1 киевский психиатрической клинике.

Задержанных отпустили, в уголовном деле отказали, в проведении экспертиз - тоже. Понадобилось немало времени и усилий, чтобы эта история сдвинулась с мертвой точки и  на квартиру на Белорусской все-таки  наложили арест. Правда, новоявленные "хозяева" вскоре сорвали печать и взломали дверь. Это повторялось не раз. Когда мы с Ириной пришли в дом на Белорусской, печати на двери не было. Но войти в квартиру отца женщина не могла - не имела права.

"На самом деле было два договора. Первый - это договор купли-продажи на имя Светланы. От имени отца действовал тот самый лжедепутат Гуйко по полученной обманом генеральной доверенности. Я готова поверить, что отец ее подписал, думая, что передает "депутату" право отвоевывать в суде деньги детей войны", - говорит Ирина.

За это время написаны десятки бумаг по все инстанции, но дело практически не тронулось с места.

"Продажа квартиры была даже зарегистрирована в БТИ. Но когда мы бросились туда, копии документов таинственным образом испарились. Договор о пожизненном содержании, думаю, они  составили для подстраховки". 

РАССЧИТЫВАЛИ НА БЕССЛОВЕСНЫХ ЖЕРТВ 

Ирина по сей день не верит, что ее отец умер от "ишемической болезни сердца", которую эскулап из неотложки диагностировал на расстоянии.  Вскрытие не проводилось. Только спустя два месяца тело несчастного старика было доставлено на экспертизу в Харьков. Понятно, что в тканях уже произошли изменения. Официально эксперты следов насилия не нашли. Неофициально врачи говорили Ирине, что… Ну да этого уже не докажешь. 

Зато удалось доказать, что подпись Серго Маглеваного на  договоре пожизненного содержания со Светланой если не поддельная, то поставлена человеком, который не отдавал отчета в своих действиях. 

"В Интернете я нашла электронную переписку Светланы. До того как они ее удалили, успела все сканировать и сохранить", - говорит Ирина.

"Сначала Светлана жаловалась на жизнь, на то, что нет денег. А потом, судя по записям, дела стали поправляться. Она писала, что занялась квартирами, рассказывала про старушку, которая жила на Нивках, а с весны стала обсуждать ситуацию вокруг моего отца. Выложила на сайте даже фото той самой плиты, которой "осчастливили" папу перед его смертью и гарантийный талон на которую был выписан на Светлану. На этом же сайте они предлагали квартиры по 25 - 30 тысяч путем составления договоров пожизненного содержания. Писали, что документы составляются так, что проблем не возникнет".

Со старушкой на Блюхера получилась история точь-в-точь, как с Серго Маглеваным. Был оформлен договор пожизненного содержания на имя Светланы, а через три месяца бабушка умерла. Зато в добром здравии остался сын пенсионерки.

"На эту квартиру нам тоже удалось наложить арест", - говорит адвокат Анна Боряк. "Сын пенсионерки не стал затевать тяжбу, потому что ведет не самый трезвый образ жизни. Вот и в ситуации с Маглеваным, очевидно, рассчитывали на бессловесных жертв. Не ожидали, что придется иметь дело с людьми благополучными, обеспеченными и грамотными". 

За это время написаны десятки бумаг по все инстанции, но дело практически не тронулось с места

ВОРОВАТЬ У НАС ТОЖЕ РАЗРЕШЕНО

Сейчас идет гражданский суд. Светлана считает себя пострадавшей, поскольку лишилась 25 тысяч долларов, заплаченных за старика. Но шансы у нее мизерные, раз речь идет о недееспособном человеке. Ирине не раз приходилось слышать от тех, кто должен защищать закон: "Чего вы волнуетесь, вы квартиру и так вернете". Но позвольте, разве только в квартире дело?

Получается, что в Украине врач запросто может подписать акт о смерти человека, даже на него не взглянув, морг - принять тело на хранение, а загс - выдать справку о смерти наперед.  Это же просто гангстерский сюжет! И он может повторяться снова - прямо сегодня и сейчас. Не нужно быть юристом, чтобы понять: за всем этим стоит сговор, отработанная схема, в которую тем или иным образом втянуты даже государственные структуры. 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Мошенники "развели" хореографа Георгия Чапкиса на 150 тысяч долларов

Но обвиняемых нет. Уголовное дело находится в производстве следственного управления милицейского главка Киева и с прохладцей расследуется по факту банального мошенничества. 

Лжедепутат, умеющий стряпать договоры, возможно, охмуряет очередную жертву, нотариус заверяет фальшивые документы, а доктор оказывает неотложную помощь - какую у него ни попросят. 

Тогда давайте примем как должное, что и воровать у нас законом тоже разрешено: похищенные ордена и деньги несчастного старика так и остались за кадром уголовного дела.  

СОВЕТ АДВОКАТА

Охота на одиноких стариков началась, едва украинцам разрешили приватизировать квартиры. Первые нелегальные фирмы по продаже пенсионеров в Украине появились лет 15 назад. Сейчас все, кто действительно был без родственников, давно "раскуплены" и, может быть, уже отправлены в мир иной.  Черные брокеры пошли по второму кругу - прибирают к рукам пенсионеров с детьми. Даже если человек находится в здравом уме, его легко обмануть либо чем-то подпоить, чтобы он утратил над собой контроль.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: В столице появился новый вид квартирных афер

"От ситуации, в которой оказалась семья Ирины, застраховаться можно", - говорит адвокат Анна Боряк. "В опекунский  совет надо написать заявление, что отец или мать не нуждаются в дополнительном уходе и все документы, связанные с переходом права собственности на квартиру, надо считать недействительными".

Велерия Чепурко, "Комсомольская правда" в Украине"

Тут находится квартира умершего