Хозяин столичных нудистов: Раньше люди соединялись с природой, а сейчас многие просто удовлетворяют извращенные фантазии

Хозяин столичных нудистов: Раньше люди соединялись с природой, а сейчас многие просто удовлетворяют извращенные фантазии

Большинство столичных нудистов все еще скрывают от родных свое увлечение. Фото Максима Люкова
Автор: Дмитрий БЕЛОВ

 

ПЯТЬ ГРИВЕН – И ГЛАЗЕЙТЕ НА НАТУРУ

Мы выходим на станции метро "Гидропарк" и берем курс на север. То есть – по направлению к венецианскому мостику, с которого так любят нырять в воду киевляне и гости столицы. Минуя мост, проходим еще 150 метров и оказываемся на пляже.

Не бойтесь, тут пока все в купальниках и в плавках. И народу, скажу вам – тьма! А вдобавок за лежаками к самой воде тянется очередь. Мы примыкаем к очереди, где  стар и млад. Только все чего-то ежатся и колбасятся, стараясь понурить голову чуть ли не в песок, как страусы. На носу у очередников, как правило, солнцезащитные очки, а на головах широкополые шляпы. Словом, чтоб никто не узнал тех самых Петю и Катю, которые каждый день с восьми до одиннадцати вообще-то цивилизованные и даже образованные люди. Да! Вы угадали! Петя и Катя в этой очереди стоят вовсе не за колбасой, а на лодку, что  переправит их на пляж "Довбычка", который так ясно просматривается уже с этого берега Венецианского пролива.

И лодка действительно прибывает. И она прибывает не пустой. Она полна таких же прячущихся, в очках и шляпах, сконфуженных людей. Это – нудисты. Они уже отдохнули и топают: кто домой, а кто на работу – отметиться после обеденного перерыва.

Мы садимся в лодку и через пять минут достигаем противоположного берега. Переправа, говорят,  вот уже многие годы, невзирая на инфляции, кризисы и перевыборы, составляет пять гривен в один конец.

ПИШЕТ ИСТОРИЮ НУДИСТСКОГО ПЛЯЖА В ВИДЕ МЕМУАРОВ

Старейшего и главного сотрудника пляжа среди здешних лодочников и уборщиков найти легко. Коренастый мужчина лет пятидесяти пользуется большим авторитетом среди коллег и посетителей. С ним советуются, у него спрашивают разрешение. Он похож на гуру со своей вечно наголо обритой головой. Философский, умиротворенный, и, в то же время, очень твердый и мужественный взор делают Александра копией лодочника из романа Гессе "Сиддхартха".. Осталось только нарисовать индийский кружочек на лбу…

 

Александр Кубрак – почти хозяин нудистского пляжа в Киеве Фото: Дмитрий Белов

 

При нашем знакомстве с Сашей (как он разрешает себя называть) все эти внешние впечатления подтвердились. Он давно отрешился от женщин, от компьютеров и даже мобильных телефонов. Вот уже четверть века работает в Гидропарке: сначала на детском пляже, а последние двадцать лет на этом, скажем так, совсем недетском.

"Вы можете рассказать, в чем отличие сегодняшних нудистов от советских?" – спросил я наобум, просто для того чтобы  начать разговор.

Почти всякий раз, когда наш собеседник слышит вопрос, просит обождать: надо посмотреть в дневник. В тетради Саши записано почти все, что касается пляжа. И о том, как менялся ландшафт этого места после очистки русла Днепра, и о том, какая публика здесь отдыхала, и каким образом советские нудисты переправлялись сюда, чтобы снять с себя все – назло опутавшему и сковывавшему людей режиму.

"НАСТОЯЩИЕ НУДИСТЫ ОТСЮДА ДАВНО УШЛИ"

"Двадцать лет назад на этот остров было трудно попасть, – говорит Кубрак, любовно листая свои мемуары. – Нужно было, подобно такси, ловить попутную моторную лодку и высаживаться здесь, вдали от посторонних глаз. Но никакой гарантии, что удастся переправиться обратно. Именно в эту пору здесь и облюбовали местечко первые киевские нудисты. Их возглавлял Александр Шляпа, большой философ. Обнаженное тело для него – идейное убеждение, почти религия. Через несколько лет, когда сообщением с островом стало регулярным (ходил небольшой паромчик), здесь стали появляться случайные люди и настоящие нудисты покинули этот край.

 

Здесь много изящных дам… Фото: Максим Люков, "Комсомольская правда" в Украине"

 

– А что значит "настоящие" и "ненастоящие" нудисты?

– Люди Александра Шляпы сознавали тонкий смысл общения с природой, а вслед за ними сюда нагрянули праздные зеваки, которым бы только позагорать с голым задом, найти себе партнера или удовлетворить какие-то извращенные фантазии.

ЗАЩИЩАЛ ДИПЛОМ НА ТЕМУ ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС

– С Александром Шляпой мне все ясно, а как вы-то попали на пляж?

– Не подумайте, что я обосновался здесь, чтобы смотреть на голых девочек, – смеется Саша. – У меня достаточно сильное образование. Я защищал диплом в Киевском энергетическом техникуме на тему "монтаж и эксплуатация парогенерирующих установок Чернобыльской АЭС". (Кстати, многие нудисты первым делом козыряют своим образованием, мол, не подумайте, что я дикарь – прим. авт.) Однако после аварии в Чернобыле я решил оставить свою специальность. Работал в бассейне подводного плавания. После сокращения попал в Гидропарк и остался здесь на четверть века. Сначала трудился при тогдашнем комбинате "Благоустройство", а сейчас отношусь к КП "Плесо". Это, как говорится – мое. Я люблю этот воздух, люблю этот остров. Тут удивительная энергетика. Работаю, несмотря на очень низкую зарплату (сегодня это одна тыс. грн в месяц – прим. автора). 

Лодочная переправа – это летняя подработка Александра. Сезон здесь начинается 1 июня, а оканчивается 15 сентября. Больше всего людей здесь почему-то именно в первый месяц лета. К августу тут почти не бывает людей. В погожие июньские деньки пляж принимает до трех тысяч людей в сутки. Александру и его напарнице Гале нужно содержать чистоту на 15 га земли. Осенью, зимой и весной он трудится здесь посреди пустынной природы и считает такие месяцы самыми благодатными и счастливыми для себя.

А летом – опять кутерьма. Вдобавок Саша должен уметь оказать первую помощь утопающему. До недавних пор даже ежегодно сдавал соответствующие квалификационные экзамены.

– Несчастные случаи у вас тут были?

– Еще ни разу, слава Богу! Успевали вовремя вытащить из воды.

– Без пяти минут утопленники вас потом благодарят за спасение, письма пишут?

– Ни разу не поблагодарили. Здесь тонут, как правило, только в очень пьяном состоянии.

– Как у вас на острове с криминалом?

– Тут его гораздо меньше, чем в остальной зоне Гидропарка. Как такого криминала никогда не случалось. Очень редко некоторое мелкое хулиганство.

ИЗ ИСТОРИИ МЕСТА:

Долобецкий (Долобский, Дулебский) остров (Увятичи) располагается между Венецианским проливом, Десенкой и Русановским проливом. Много веков назад вместе с Венецианским островом он был единым целым с Левым берегом. Название этой местности происходит от некогда находившегося на месте нынешнего Русановского пролива легендарного Долобского озера. Долобецкий остров в ХІХІІ веках считался нейтральной территорией, и князья Киевской Руси для ведения переговоров собирались именно здесь. В 1764 году был основан Киевский арсенал — предприятие по изготовлению и ремонту боевых орудий и артиллерийского снаряжения, и некоторые из рабочих, приписанных к заводу, оседали в береговой зоне.

 

Гидропарк в начале прошлого века Фото: http://www.ukrvodshliah.org.ua/

 

В основе этого названия лежит слово "долбить", то есть, "постоянно ударяя, постепенно делать дыру". По-видимому, Долобецкое озеро время от времени, особенно весной, соединялось с Чертороем, а местность Довбычка на Трухановом острове претерпевала и доселе претерпевает "долбление" со стороны нынешнего Матвеевского залива.