Киевский старожил Валентина Белова:  70 лет назад наш город начали бомбить…

Киевский старожил Валентина Белова: "70 лет назад наш город начали бомбить…"

Валентина Ивановна сегодня помнит о начале войны как о вчерашнем событии. Фото из семейного архива Валентины Беловой

 

ПРИНЦЕССА ДНЕПРА

Капитанская дочь Валюша Денисенко больше всего на свете любила отправляться в плавание вместе с отцом. Высокий плечистый Иван пользовался популярностью у киевлянок и почетом у сослуживцев из речфлота. Жил капитан со своей супругой Ульяной Афанасьевной на Подоле, на улице Туровская, в коммунальной квартире, где вскоре у них появилась их любимая и единственная дочь – Валя. Сегодня Валентине Ивановне уже 83-й год. Однако первое утро страшной войны она помнит так ясно, словно это случилось вчера.

"Как-то в очередной раз вместе с папой я совершала плавание в пределах киевской акватории Днепра, – вспоминает наша собеседница. –  Мы, как всегда, целый день перевозили пассажиров. Уже поздно вечером, по пути домой, пароход не поспел пройти под железнодорожным мостом до полуночи. А, согласно правилам тогдашнего судоходства в таком случае, нужно было остановиться и дожидаться утра. Так мы и поступили".

 

До войны остались считанные месяцы. Маленькая Валя вместе с родителями. Фото: Семейный архив Валентины Беловой

 

ПРОСНУЛИСЬ ИЗ-ЗА БОМБЕЖКИ

На рассвете нас разбудил странный грохот. Отец, его помощники, я  и еще одна маленькая девочка в тревоге высыпали на палубу. Над нашей головой пролетали самолеты и сбрасывали бомбы на мост. Они все никак не могли попасть по цели. Бомбы падали в Днепр, и, взрываясь, создавали страшную бурю на воде.

Сначала отец и присутствовавшие на борту моряки подумали, что идут военные учения, но когда налет повторился, стало ясно: это – война. Папа скомандовал немедленно бросить шлюпку и выбираться на берег. Все послушно покинули пароход и прятались в кустах на левом берегу реки.

 

 

Тот самый киевский пароходик "Таллин". Фото: Семейный архив Валентины Беловой

 

ПЕРВАЯ ЖЕРТВА И АД ДЛИНОЙ В ЧЕТЫРЕ ГОДА

Когда бомбежка окончилась, мы еще подождали какое-то время и возвратились на пароход. Стекла судна были перебиты, все было в грязи. Мы торопились сняться с якоря и пристать на Подоле. Я побежала в свою каюту и оторопела. Из нее в коридор струилась тоненькая полоска крови. Я вошла в каюту и обнаружила, что исток этой красной полоски в шкафу. Отворила дверцу и остолбенела от ужаса. Во время нашей эвакуации здесь спряталась та самая девочка, которая проснулась вместе со мной от шума. Она приходилась дочерью одному из членов папиной команды. Не понимаю, как мы могли забыть ее на борту. Видимо, в суматохе не заметили ее отсутствия. Дверцы шкафа были со вставными стеклами. Во время бомбежки осколок угодил в стекло одной дверцы и поразил девочку в висок. Это из ее-то головушки и текла кровь. Бедная девочка приняла смерть в первые же минуты страшной жестокой войны.

 

 

Валентина Белова в начале 50-х. Фото: Семейный архив Валентины Беловой

Потом начался ад длиной в четыре года. Разлука с отцом (его направили работать в Белоруссию), оккупация Киева, это страшное шествие евреев в Бабий Яр, этот ужасный рев немецких мотоциклов на улицах Подола, наша эвакуация в киевское предместье, дикий голод и голь. А потом освобождение Киева, подаренные мне солдатиком ботинки и краюха хлеба. Никогда в жизни я не ела ничего вкуснее той краюхи. Я спрятала тогда кусочек под подушку, а спящий рядом со мной младенчик описался и намочил мой клад. Помню, как ни была я огорчена, а все равно съела оставшийся под подушкой хлеб.

 

Иван Денисенко на капитанском мостике. Фото: Семейный архив Валентины Беловой

 

Будущий супруг Валентины Анатолий Белов в начале войны. Фото: Семейный архив Валентины Беловой

 

 

Я и не знала, что в ту самую пору, мой будущий муж, артиллерист Анатолий Белов, где-то рядом участвовал в форсировании Днепра, а потом дошел до Берлина. Мы познакомились с ним лишь вначале пятидесятых, на Трухановом острове, на пляже. Опять мою судьбу решил Днепр…

В окружении внуков. Фото: Семейный архив Валентины Беловой