Из истории города: мэров топили в Днепре и штрафовали за неубранные трупы

Из истории города: мэров топили в Днепре и штрафовали за неубранные трупы

Косаковского сняли за несколько дней до открытия памятника, инициатором которого он был. Фото с сайта kp.ua

Выборы остались позади, и как на верхней ступени власти в Украине, так и на уровне Киевской мэрии предстоит "перезагрузка".

Но история смены президентов у нас довольно короткая - буквально все события еще живы в памяти читателей. А вот любопытные примеры обновления городских властей встречались и в давние времена.

Как мэра в Днепре топили 

Начиная с XV века жизнью мещан и купцов в Киеве управлял магистрат, сформированный на основе старинного Магдебургского права. Глава магистрата - войт - получал неплохое жалование натуральными продуктами и обладал серьезным влиянием на городские дела, хотя должен был выполнять распоряжения воеводы, поставленного от польско-литовских хозяев тогдашнего Киева.

Ситуация с городской властью во время польского владения Киевом была непростая: зажиточное мещанское семейство Ходыков систематически прибирало к рукам должность войта в течение XVI-XVII столетий. Это было не так-то просто; сильным оппонентом оказался клан мещан Балык, которые время от времени высаживали Ходыков из мэрского кресла. Однако те возвращались снова и снова, для чего не стеснялись всячески угождать воеводам. В конце концов, это привело к их краху вполне в духе нынешнего Майдана. В 1620-х годах войт Федор Ходыка в интересах польской власти всячески благоволил распространению унии, и народ не стерпел. Мещане, поддержанные казаками, подняли бунт. Лично для войта он кончился трагически. Федора Ходыку даже не просто сместили или выгнали, а бросили в Днепр - по словам хрониста, "воду пить"…

Позже младший сын неудачливого мэра, Андрей Ходыка, тоже пробился в войты и был утвержден на этом посту польским королем. Но на дворе были уже 1640-е годы. Вскоре разгорелась Хмельниччина, так что Андрей, опасаясь участи отца, вынужден был поспешно покинуть кресло войта в здании магистрата на Подоле, скрыться с глаз и сидеть тише воды ниже травы. В конце концов, в 1649-м ему пришлось подписать официальную бумагу о том, что он отрекается от должности и признает незаконными все распоряжения, сделанные им на протяжении недолгого руководства городом.

Штраф за неубранные трупы

Городская дума царской России представляла лишь небольшую долю населения, однако после Февральской революции были выработаны новые, демократические правила. Состоявшиеся выборы принесли успех левым силам; мэром стал Евгений Рябцов, представитель партии эсеров, пишет "КП в Украине".

Но на фоне бурных событий Гражданской войны значение выборных властей падало. А после установления советской власти в 1918 году (путем артиллерийского обстрела жилых кварталов и кровавого террора) мэрии было дано предписание вообще не встревать в дела военно-политические и заниматься только хозяйством. Над ними поставили куратора - комиссара по гражданским делам Григория Чудновского.

Чудновский быстро начал демонстрировать Городской думе, кто главнее. Так, в феврале 1918-го он высказал свое "фе" по поводу того, что на улицах Киева валяются трупы. Комиссар велел мэрии в течение 24 часов навести в этом деле порядок, грозя в противном случае оштрафовать на 100 тысяч рублей лично городского голову. "Отцы города", однако, позволили себе возмутиться. В их резолюции, посланной товарищу Чудновскому, значилось, что приказ большевика "и по существу и по форме является грубым нарушением автономных прав самоуправления, которому никто, кроме думы, не имеет права приказывать и представителям которого никто не имеет права грозить штрафами".

Панас Любченко на открытии вокзала. Фото kp.ua

То был едва ли не последний в Киеве случай столь смелого обхождения демократического органа с большевистским комиссаром. В 1919 году после нескольких месяцев перерыва большевики опять пришли сюда, созвали свой Совет, и одним из его первых постановлений оказался роспуск старой Городской думы. А в дальнейшем полномочия мэрии надолго прибрали к рукам рабоче-крестьянские органы, направляемые партийным руководством.

Сначала повышение, потом бездна

Заметным персонажем советской истории Украины был Панас Любченко. Смолоду он состоял в революционных украинских партиях, а в 1920-м записался в большевики. Его активная борьба за пролетарское дело принесла Панасу Петровичу весомые должности. В 1920-е годы он руководил Киевским горисполкомом и окружным исполкомом.

Как раз в те времена Киев успешно залечивал раны после Гражданской войны, здесь разворачивалось новое строительство. В 10-ю годовщину Октябрьской революции, 7 ноября 1927 года, состоялась закладка здания железнодорожного вокзала (того самого, который доныне служит киевлянам и гостям города). Прибывший на торжественный митинг Панас Любченко не ограничился простой укладкой кирпича или капсулы. Обрядившись в "робу", он, собственноручно орудуя канатным приспособлением копра, вбил в фундамент вокзала первую сваю. Естественно, предисполкома не преминул обратиться к киевлянам с речью.

Буквально через месяц нашим землякам пришлось проститься с Любченко: его отправили в тогдашнюю столицу республики Харьков на более высокий пост. Поднимаясь со ступени на ступень, он достиг должности председателя Совнаркома Украины и с этим портфелем вернулся в Киев, когда столицу перенесли сюда. Однако новое пребывание в городе на Днепре не принесло счастья. В 1937 году, в разгар сталинских репрессий против руководства Украины, премьер покончил с собой...

Как мэра ко Дню Киева убрали

Своеобразная коллизия сложилась перед Днем Киева в 1996 году. В то время руководителем города был Леонид Косаковский, назначенный глава горадминистрации и выбранный голосованием киевлян председатель Киевсовета (этой должности позже дали название "городской голова"). Одной из инициатив Леонида Григорьевича было воссоздание на историческом месте памятника княгине Ольге. Ко Дню Киева 1996 года при его содействии были завершены все работы, осталось только открыть монумент. Но накануне праздника президент Леонид Кучма сместил своего тезку с поста градоначальника, передав его обязанности заместителю - Александру Омельченко. Согласно неписаным номенклатурным законам, в сценарий церемонии открытия возрожденного памятника внесли изменение, и вместо Косаковского выступал уже Омельченко... Мало того, имя инициатора вообще сочли нежелательным на монументе. С памятной таблички, укрепленной на оборотной стороне пьедестала, буквально в последнюю ночь удалили фамилии Леонида Косаковского и его заместителья по гуманитарным вопросам Галины Артюх, также снятой с должности. До сих пор на этой табличке остаются пустые места, которые мало кто замечает.

Памятная табличка у монумента княгине Ольге. Фото kp.ua