Как это было: в Киеве с аншлагом выступил Бенджамин Клементайн

Как это было: в Киеве с аншлагом выступил Бенджамин Клементайн

Фото Василия Осадчего.

Вчера в Октябрьском дворце при полном солд-ауте дал концерт Бенджамин Клементайн. Vgorode сходил на его выступление и рассказывает, почему Пол Маккартни и Бьорк хвалили его не зря.


"Растерянный, с кучей букетов, Клементайн стоял на сцене, как Джон Траволта в той самой гифке"

Юрий Береза,
корреспондент Vgorode

Субботний вечер. Накрапывает дождь. Люди поднимаются по ступенькам к Октябрьскому. Внутри уже достаточно народа. Юноши и девушки, мужчины и женщины стоят у подоконников, попивая шампанское. Все красивые и по-современному нарядные, без китча. Подумалось: эта ситуация выглядит однозначно выигрышнее, чем концерт Олега Винника с дамами бальзаковского возраста, которые в холле с бобровыми шапками на голове распивают коньяк и заедают его обветренными бутербродами.

Усевшись на свое место, рассматриваю заполняющийся зал. В голове отмечаю - молодых людей пришло где-то половина, если не больше. Почему-то радуюсь. Прозвучал третий звонок. Гаснет свет. Серый луч прожектора начинает бить все ярче. Виднеется рояль, барный стул. А вот и Бенджамин Клементайн - в пальто на голый торс и чуть великоватых брюках. Босой. Это его фишка. Как-то в интервью он сказал, что так лучше чувствует рояль.

 

Фото Василия Осадчего.

В прошлом году Бенджамин получил престижную премию Mercury Prize за свой дебютник "At Least For Now", который и стал основой сет-листа. Поприветствовав публику скромным кивком, Клементайн начал с медленных одиночных пассажей. Вглядываюсь в происходящее. Его ступни срослись с педалью рояля. Не чувствуется никакого давления, как будто все происходит само по себе. Пальцы - настоящего пианиста. Длинные, заточенные под это дело, как ножи.

Неспешное начало выглядит обстоятельной разминкой перед чем-то большим. Клементайн в эти моменты как будто делает лечебный массаж роялю. Мнет его застоявшуюся, приболевшую "спину", перебирая клавиши, как позвонки. Разогревшись, вызывает на сцену "великолепную пятерку" - скрипки, контрабас, виолончель. Один за одним идут самые мощные в плане аранжировок номера - "London", "Nemesis", "Adios". 

 

Фото Василия Осадчего.

Их звучание кардинально отличается от студийного. Исчезли перкуссия, ударные, которые есть в записи. Это дало возможность струнным развернуться во всю ширь. То отрывистые, то протяжные, то волнующие, то абсолютно спокойные. Партии идеально вписались в клавишные переливы Клементайна, выделяя и насыщая настроенческий оттенок каждой песни.

Сам Клементайн на сцене - не только музыкант, но и актер. Его оружие - голос с одним из самых разнообразнейших диапазонов, что приходилось слышать. Он им играет, кривляется так, что это становится неотъемлемой частью истории, рассказанную музыкантом. За один вечер, он может петь что-то похожее на стандартную поп-песню, после - исполнить партию как в какой-нибудь опере, а на закуску побаловаться соулом, не переживая за состояние связок на утро. 

Каждая композиция - взрыв аплодисментов, крики "Браво", а ближе к середине концерта - бесконечные охапки цветов, как знак благодарности. Сказать, что Бенджамин был обескуражен - это значит не сказать ничего. Растерянный, с кучей букетов и игрушечным якорем от странного лысого мужчины, Клементайн стоял на сцене, как Джон Траволта в той самой гифке. Вероятно, он ожидал чего угодно от выступления, но не такого теплого приема, который способен вытащить наружу даже самую глубоко ушедшую в себя душу. 

Фото Василия Осадчего.

Фото Василия Осадчего.

Но все рано или поздно заканчивается. Пожелав спокойной ночи и забрав с собой "цветочный магазин" он ушел. Но наша публика была очень настойчива, поэтому получила незапланированный бис из зарисовки "St-Clementine-on-Tea-and-Croissants", переходящей в колыбельную "Gone". И на этот раз все. Конец.

Выхожу из Октябрьского. На улице подозрительно тепло. Среди проходящих мимо слышу, что столько цветов не было даже на концерте "Неангелов". Это хорошо. Значит "прогрессивное будущее нашей страны" знает на кого надо тратить деньги.