"Люди боролись не зря, нас ждут перемены": история отца и сына, избитых на Институтской 18 февраля

В тот день, 18 февраля, когда возобновились жесткие вооруженные противостояния в центре Киева, кроме жертв метких выстрелов снайперов, много пострадавших было от избиения Беркутом. Эта фотография отца и сына - преподавателей КПИ - попала на страницы прессы со всего мира. 

Фото AFP

На ней - окровавленный киевлянин Николай Кузнецов, доктор технических наук, член-корреспондент Национальной академии наук Украины, лауреат Государственной премии в области науки и техники идет рядом со своим 27-летним сыном Игорем, кандидатом технических наук. Как сейчас говорят отец с сыном, они не сразу узнали себя на фото, когда оно появилось в интернете. 

- Помню, было очень трудно идти, побитое тело жутко болело, ныли ребра, кровь заливала глаза. Мы поддерживали друг друга, чтобы не упасть. Нам нужно было дойти, - вспоминает Николай.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Кадры, трогающие за душу: 10 лучших видеороликов об эпохальных событиях уходящей зимы;

Чтобы никогда не забыть: 60 самых впечатляющих фото противостояний в Киеве

На Майдан вышли после разгона студентов

59-летний Николай Кузнецов - преподаватель Киевского политехнического института, в разное время читавший лекции в университетах Швеции, Англии и Германии. 

- С приходом к власти Януковича коррупция в стране усилилась, принимались драконовские законы, которые добивали остатки демократии. Казалось, что выхода из сложившейся ситуации нет. Я был уверен, что люди покорились беспределу. Очень рад, что ошибся, - делится Николай. 

Он рассказывает, что начал посещать Майдан сразу после известия об избиении студентов в ночь на 30 ноября. Ходили туда вместе с сыном и женой. Там чувствовали себя легко - никто не интересовался местом работы и положением в обществе, все были равны. И всех объединяла одна цель - жить в европейском государстве, без коррупции. 

Супруга Николая Анна Шумская, доцент Политеха, признается, что, когда обстановка на Майдане стала накаляться, попыталась запретить мужу с сыном ходить туда.

- Но муж сказал:  "Двадцатилетние дети противостоят тоталитарному режиму, и я не смогу в это время спокойно сидеть дома", - вспоминает Анна.

Били пластиковыми дубинками и ногами

В тот день, 18 февраля, Николай с сыном почувствовали тревогу и решили раньше, чем обычно, уйти из института и отправиться на Майдан. 

 - На улицу Институтскую мы пришли за несколько минут до начала атаки. Но пока было все спокойно, не спеша подошли поближе к людям. Неожиданно силовики стали наступать, майдановцы бросились назад. Люди спотыкались и падали. Спецназ наступал стремительно, мы с Игорем оказались зажатыми со всех сторон. Каждый из спецназовцев, пробегавший мимо, пытался несколько раз ударить дубинкой, - говорит Николай.

При этом дубинки были пластиковыми: у них большая сила удара. Целились силовики преимущественно в голову, также били по плечам и почкам. Дополнительно стреляли резиновыми пулями. 

Николай с сыном пытались убежать, держась за руки, чтобы не потеряться в толпе. Потом силовики их все-таки повалили на землю и начали бить ногами. В тот момент преподаватель увидел укрытие. 

- Хотя глаза были залиты кровью, я разглядел в двух метрах от себя неглубокий подвальчик. И дал знак сыну отползать туда. Беркутовцы, пробегавшие мимо, заглядывали в подвальчик, но, чтобы ударить нас, им нужно было приноровиться, - вспоминает он. - Когда наступило затишье, мы вышли из своего убежища. Нас заметил беркутовец - он велел показать содержимое наших карманов, удосужившись объяснить, что его интересует оружие. У меня, кроме пары жетонов на метро, больше ничего не оказалось. Игорь достал из кармана часы, однако положить их обратно у него уже не было сил. Затем нас увидел подполковник спецназа, который подсказал, где стоит карета скорой помощи.

Помогли медики-волонтеры и женщина, спрятавшая раненых в подъезде

Но активисты решили не рисковать, чтобы из больницы их не забрали в милицию, и через дворы покинули опасное место. По дороге увидели медиков-волонтеров. Они оказали пострадавшим первую помощь. Но идти дальше сил не было. Тогда они заметили женщину, которая завела их в подъезд и сказала ждать, пока все не уляжется.

- Здесь уже было примерно два десятка таких же избитых. Нужно сказать, что титушки"шли следом за беркутовцами и добивали раненых. Поэтому, пряча людей, незнакомая женщина делала доброе дело, - благодарит Николай.

Через пару часов он позвонил жене, попросил не беспокоиться и сказал, что с ними все в порядке. Но Анна чувствовала, что что-то произошло. Когда увидела по телевизору ужасы на Институтской, стала звонить в службы такси и просить увезти мужа с сыном их опасного места. Н:о туда никто не хотел ехать. 

- В отчаянье я вышла на улицу и, не зная, что делать, стала бродить в поисках машины. Наконец водитель частного такси согласился ехать. Из-за огромных пробок мы еле доехали к тому месту, где меня ждали муж и сын, - вспоминает Анна.

Скорую вызывать не стали

Дома семья решила не вызывать скорую из соображений безопасности. Анна сама обработала раны, а утром отвезла к знакомому врачу. Николаю Кузнецову пробили голову в двух местах, медикам пришлось наложить десять швов. Кроме того, у мужчины сломана лопатка, ему наложили гипс. Игорю тоже досталось: ему латали голову в трех местах. От побоев у мужчин синие плечи и спина, остались следы от резиновых пуль. Сейчас они понемногу приходят в себя.

Фото с сайта fakty.ua

- Сейчас стало очевидно, что люди боролись не зря, нас ждут перемены. Но слишком дорого досталась победа, - говорят сейчас отец с сыном. 

По материалам газеты "Факты"

ГЛАВНОЕ ЗА СЕГОДНЯ: Сегодня откроют отстроенный Мост влюбленных

Почем сегодня валюта и бензин