А все могло бы быть совсем не так…

Первый тренер сборной Виктор Прокопенко. Фото с сайта football.ua.

Первый тренер сборной Виктор Прокопенко. Фото с сайта football.ua.

Спорт
16 ноября 2010 08:24

Когда провела свой первый матч в истории сборная Украины? Где это случилось? В каком составе играла желто-синяя команда? Ответы на все эти вопросы общедоступны и общеизвестны. Случилось это 29 апреля 1992-го, на ужгородском стадионе Авангард, а состав был следующим:

Игорь Кутепов, Олег Лужный, Юрий Никифоров, Сергей Беженар, Сергей Третьяк, Сергей Ковалец, Илья Цымбаларь, Юрий Шелепницкий, Олег Саленко (Иван Гецко, 59), Сергей Погодин (Юрий Сак, 56), Сергей Щербаков (Сергей Гусев, 69)

В этом составе, к слову, нет ни одного легионера. Семь игроков Черноморца (неудивительно, если вспомнить, что главным тренером тогда был "совместитель" Виктор Прокопенко, работавший именно в Одессе), четыре динамовца, два представителя Шахтера и один днепрянин.

Итог того поединка мы тоже хорошо помним – 1:3, единственный наш гол Гецко забил уже в самом конце матча при счете 0:3. Следующий поединок сборная провела в июне против сборной США. А ближайший официальный матч ждал нас только осенью 1994-го…

Такова объективная реальность. Но это сейчас она – история, которую уже нельзя изменить. Было время, когда эта история создавалась, и она могла быть совсем иной.

Например, изначально планировалось, что этот самый дебютный матч с Венгрией состоится в столице молодого государства, на Республиканском стадионе. Причина переноса была по тем временам совершенно банальна и в чем-то даже близка нынешним временам – отсутствие денег. (Вспомните, один из аргументов в пользу товарняка с Бразилией на Островах, а не у нас – серьезные финансовые запросы селесао.) А в итоге ужгородский матч обошелся Федерации футбола в 700 тысяч купонов.

Конечно, сейчас очень сложно представить, что это за сумма – и купонов давно нет, да и инфляция в те годы была такой, что сейчас даже вспоминать жутко. Но, скажем, примерно в те же сроки руководитель перволигового хмельницкого Подолья рассказывал, что месячный фонд зарплаты его команды – 380 тысяч. То есть, грубо говоря, игра сборной стоила два месяца работы рядовой команды первой лиги. Не так уж и много.

(Кстати, в те незапамятные времена о деньгах говорили не в пример открытее. Например, игрок тогда еще Черноморца Юрий Цымбаларь совершенно спокойно рассказывал в интервью, что получает чистыми 2000 купонокарбованцев в месяц. Давно ли вы видели в интервью нынешних звезд суммы зарплат?)

Так что, при определенном желании и умении ФФУ, первый матч нашей сборной мог состояться в более презентабельном месте. Действительно, уж где-где дебютировать, как не в столице, на главном стадионе страны. В общем-то, так и планировалось – но, как уже было сказано, финансовые проблемы (или "проблемы"?) не позволили стартовать красиво.

Да и дебютный состав СбУ мог быть иным. Например, в расширенный список игроков, которых планировал вызвать тренерский штаб – а это было ни много, ни мало 33 футболиста – входили представители уникальных по нынешним временам клубов. Владимир Мозолюк играл за луцкую Волынь, Александр Довгалец – за шепетовский Темп, а Виктор Сидоренко и вовсе выступал за перволиговую Скалу из Стрыя. Когда еще могли получить такой шанс игроки этих команд, как не на заре отечественного футбола?

В феврале 1992-го на заседании Федерации футбола Украины был определен список кандидатов в национальную сборную первого созыва. Вот он:

вратари – Близнюк, Городов, Ковтун, Кутепов, Помазун, Чанов;

защитники – Беженар, Дудник, Заец, Кузнецов, Леонов, Лужный, Мамчур, Никифоров, Сидельников, Цвейба, Шматоваленко, Юдин;

полузащитники – Заваров, Канчельскис, Ковалец, Кошелюк, Литовченко, Михайличенко, Онопко, В. Петров, И. Петров, Тишенко, Цымбаларь, Шаран, Шелепницкий, Яковенко;

нападающие – Беланов, Гецко, Гусев, Лебедь, Лютый, Протасов, Саленко, Щербаков, Юран.

Представьте себе матч в Ужгороде, на который наша сборная выходит, скажем, в вот таком составе – Чанов, Шматоваленко, Никифоров, Кузнецов, Лужный, Онопко, Михайличенко, Канчельскис, Заваров, Беланов, Юран. Уж как минимум по именам она была бы в разы сильнее той команды, что вчистую проиграла венграм. Да не только по именам.

Причем ведь все эти футболисты не только имели право играть за сборную Украины (тогда право имел каждый, кто этого хотел) – но и это казалось само собой разумеющимся и понятым. Они ведь наши, украинцы, здесь родились, здесь начинали. Кстати, и не только эти футболисты. Многие ли помнят, что один из лучших футболистов СНГ начала 90-х (который еще и первым из наших приложил свои усилия к победе в Кубке чемпионов), Игорь Добровольский, родом из Украины? Да, и никакой он не молдаванин, да и к России наверняка имел очень опосредованное отношение.

И, если верить тогдашней прессе, Добровольский прекрасно помнил свое происхождение – и сам предлагал сборной Украины свои услуги. Да и не только он. Например, Юран в интервью искренне удивлялся, почему это его, луганчанина, экс-динамовца не вызвали в сборную. Мол, я и сам был готов прилететь, за свои деньги. (Примерно в таком же тоне отзывались об этой ситуации и другие персонажи из вышеперечисленного списка.) А вот к Виктору Онопко, по его же словам, никто даже не удосужился позвонить. И это после включения его в тот самый список.

Причина – или отмазка, тут уж сами судите – была банальна проста. "У нас нет денег на приглашение легионеров". Так говорили чиновники Федерации. Тренеры (которые тогда менялись с катастрофической по нынешним временам быстротой) оперировали другой формулой – нецелесообразно вызывать. В итоге за весь 1992-й только раз вызвали "шотландцев" Кузнецова и Михайличенко, а следующий настоящий легионер (спартаковцев Сака и Тяпушкина в расчет не берем – хотя бы по финансовой составляющей вызова) прилетел только на первый официальный матч, в 1994-м с Литвой. Это был уже доигрывающий в японском клуба Гамба Осака Олег Протасов, и больше он не вызывался. Михайличенко отыграл два матча, Кузнецов – три…

Да и если на то пошло, сам дебют мог состояться не в апреле 1992-го, а гораздо раньше, еще в 1991-м. Поединок под номером 2 сборная Украины провела в США с тамошней сборной, что под руководством Боры Милутиновича готовилась к домашнему ЧМ (кстати, а недавно мы, хозяева Евро, играли дома с командой из Северной Америки). Так вот – этот матч мог и, наверное, должен был состояться еще осенью 1991-го. Дело в том, что организатор поединка, американский бизнесмен украинского происхождения Игорь Чижович (возглавлявший в Америке спортивное общество "Тризуб"), первое свое предложение об организации матча команд Украины и США прислал еще в октябре 1991-го. Об этом в одном из интервью рассказывал тогдашний президент Динамо Виктор Безверхий. Да и другие подтверждения этому факту были.

Увы, не сложилось. Наверное, тоже из-за отсутствия денег – ведь и на матч в июне 1992-го ФФУ собирала деньги в том числе и с помощью объявлений в спортивной прессе (хотя надо было оплатить только перелет туда и обратно, а это около 2 миллионов купонокарбованцев).

Вот такой могла быть первая сборная Украины – с Заваровым, Онопко и Канчельскисом, в 1991-м. И под руководством Валерия Лобановского. Хотя с ним тоже неясная история получилась – сначала заявили, что сделали Васильичу предложение, а позже оказалось, мол, он в Киеве просто в отпуске был, и никто никаких официальных переговоров с ним не вел.

(Исторический документ – первая сборная Украины по версии тогдашнего, осени 1991-го, главы Верховной Рады. Напомню, его звали Леонид Кравчук. Итак: Гришко, Лужный, Кузнецов, Деркач, Цвейба, Михайличенко, Канчельскис, Гецко, Щербаков, Юран, Протасов. И Лобановский во главе.)

А вот если бы собрали всех лучших, да пораньше, да сыграли два-три матча – то, возможно, и официальная история сборной началась куда быстрее. Ведь главной причиной того, что ФИФА отказала Украине в стыковом турнире за право занять место СССР в отборе на ЧМ-94, стало ее позднее включение в международную футбольную семью. Эта же причина, точнее, то, что два первых матча (где и играли Никифоров, Саленко, Цымбаларь) были проведены до официального признания Украины в ФИФА - позволила РФС увести лучших игроков той команды в свое расположение. А некоторых и уводить не надо было, ибо у нас на них почему-то даже не претендовали. Точнее, претендовали только на словах.

А еще можно было вспомнить, что ФФУ объявила о своей независимости от Федерации футбола СССР только 13 декабря 1991-го. И это тоже стало одной из причин неудачи в борьбе за путевку в США – время было безнадежно упущено. И вроде бы все логично – ждали официального признания Украины как государства (а это случилось, напомню, после референдума 1 декабря). Но почему-то козырнуть тем неоспоримым фактом, что Украинская ССР уже почти полстолетия присутствовала в ООН как формально суверенное государство, никто не сообразил.

Зато сообразили, как объяснить свое отсутствие на заседаниях в ФИФА – во-первых, нас не приглашали, а во-вторых, мы надеялись, что за на замолвит словечко Вячеслав Колосков. Тот самый, ведомство которого и утащило чуть позже лучших из лучших воспитанников украинского футбола…

Конечно, история сослагательного наклонения не признает. Но даже поверхностного взгляда на те далекие события хватает, чтобы понять – первая сборная Украины могла быть совсем другой. И официальная ее история могла начаться раньше и, возможно, успешнее, чем это случилось на самом деле.

P.S. В заголовок вынесена цитата из припева известной песни Машины времени Скачки. И, знаете, во время подготовки этого материала не раз и не два у меня в голове звучала следующая строчка – если только сам себе не враг…

Владимир Мыленко, специально для Своей Рубашки

Это чат – пиши и читай 👇
Ого! ты доскролил до нашего чатбота 😏
Теперь у тебя есть возможность настроить его под себя и узнавать важный контент первым, чтобы рассказывать друзьям
Только почта, только хардкор 🤘
Мы в соцсетях